Два кардиолога спасли моряка на рейсе Владивосток-Москва

0
223


страница А. Родионова в фейсбуке

Врач-кардиолог Антон Родионов, сотрудник университета им. Сеченова, опубликовал на личной странице в Facebook короткий репортаж о спасении моряка с абстинентным синдромом на рейсе «Аэрофлота» Москва-Владивосток, в котором сам Родионов участвовал совместно с коллегой Игорем Сергиенко. Самолет, в результате, совершил вынужденную посадку в Екатеринбурге и в данный момент состояние пострадавшего не вызывает опасений у медиков.

Однако вся суть рассказа сводится к тому, что, не окажись на борту двух опытных кардиологов — при имеющейся штатной аптечке и скорости взаимодействия экипажа с наземными службами — исход мог бы быть иным. В частности автор возмущен очевидной несправедливостью: при регулярно случающихся обращениях к пассажирам-медикам за помощью всю ответственность за состояние пациента несут эти добровольцы. При этом решения об инъекциях принимает командир воздушнего судна — даже не сам, а посоветовавшись с наземным диспетчером, который на расстоянии и не имея никаких диагностических данных (на борту, очевидно нет нужных приборов), позволяет или не позволяет ввести нужный препарат. В ситуации с моряком наземная служба запретила вводить глюкозу — глюкометра, к слову, в самолете также не нашлось…

В комментариях развернулась увлекательная дискуссия о необходимом оборудовании, составе аптечки, этическом кодексе врача и правилах авиакомпаний. 

 

Борт А-330 «Аэрофлота» совершал рейс « Владивосток-Москва. Обед был съеден, кресла разложены для сна, ничто, как говорится, не предвещало. Мирный сон был нарушен знакомой фразой автоинформатора: «Дамы и господа, одному из пассажиров требуется медицинская помощь…» Пробуждаемся, идем в хвост салона. Мужчина 45 лет, моряк после 10-дневного запоя. Диагноз «Абстинентный синдром». Заметим, это не острое алкогольное отравление в аэропорту вылета (синдром тагильского курортника) и не похмелье после вчерашнего, а именно абстинентный синдром, когда возможны самые разные нарушения жизненно-важных функций вплоть до развития «белой горячки» и серьезных нарушений ритма. Смотрим пациента – давление низкое, ритм – похоже на пароксизм мерцательной аритмии – на гипотонии и низком давлении при тряске в хвосте самолета с уверенностью не скажу. Ставим капельницу (пока это просто физраствор), давление поднимается и восстанавливается ритм, пациент «оживает». На вопрос, нужно ли сажать самолет в Нижневартовске, отвечаем отрицательно…

Posted by Антон Родионов on 11 октября 2015 г.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Комментарии