«Лекарства в наличии нет»

0
495


Фото: wikimapia.org

В Москве опять начались перебои с противоопухолевыми лекарствами. ГБУЗ «Центр лекарственного обеспечения департамента здравоохранения города Москвы» («ЦЛО ДЗМ»), включающее сеть аптек «Аптеки столицы», уже больше месяца не поставляет в пункты сети препарат длительного применения «Гливек» для лечения гастро-интестинальных стромальных опухолей (GIST). Нет и его аналогов под непатентованных названием Imatinibi. Это единственное лекарственное средство, существующее для такой патологии. Перерыв в приеме препарата смертельно опасен – начинается рост опухоли.

Хождение по мукам

Как рассказал «МедНовостям» инвалид 1 группы Михаил Векштейн, как онкологический больной, он получает льготные  рецепты в поликлиническом отделении Московской городской онкологической больницы № 62 в Старопетровском проезде. 30 сентября ему выдали рецепт на месячную норму «Гливека» – 240 капсул (2 упаковки). В тот же день в расположенном в поликлинике аптечном пункте №19-1 ГБУЗ «ЦЛО ДЗМ Аптеки столицы» этот рецепт поставили на отсроченное обслуживание, так как в наличие препарата не оказалось. Не появился он и позже. «От фармацевта я узнал, что препарат отсутствует в аптеке уже больше месяца, – рассказал Векштейн. – В руководстве «Столичных аптек» мне сообщили, что лекарства в наличии нет, и тендер по его закупке на тот момент еще не проходил. Планировался тендер на 16 октября, а значит, лекарство может появиться только к концу месяца, да и то не факт».

Сейчас Векштейн держится на капсулах, которые одолжили ему коллеги по несчастью (вынужденно принимая их в уменьшенной дозировке). По его словам, последние запасы «Гливека» оставались в аптеках на юго-востоке города, и его успели получить больные, рецепты которым выдавались в середине сентября. Когда закончится и этот резерв, лекарство придется покупать – по 75 тыс. рублей за упаковку.

Фото: Magnifiko/Shutterstock.com

 С такой ситуаций за время своей болезни Векштейн сталкивается уже третий раз. «Впервые проблема возникла, когда я только заболел, осенью 2008 года, – рассказал он. – После тяжелой операции речь шла о жизни и смерти, и помочь найти мне «Гливек» пытался главный химиотерапевт Москвы. Но бесплатного препарата в Москве не было тогда три месяца. Мы насобирали денег, и я продержался на том, что было куплено за свой счет. Второй раз покупать лекарство самому пришлось уже в 2013 году. Тогда мне даже не хотели выписывать рецепт – было негласное распоряжение не делать этого, если лекарства нет в аптеке».

Читайте еще:

Дорого и бесплатно: планы Минздрава по лекарственному обеспечению

Система льготного лекарственного обеспечение в России трещит по швам и без санкций и кризисов. На прошедшем в феврале VIII Форуме Движения против рака была презентована ежегодная «Белая книга» о проблеме отказа в противоопухолевых препаратах. Жалобы пациентов касаются и замены препаратов, и «отсроченного обслуживания», и прямого отказа в выдаче льготного рецепта (нет денег, нет в аптеке, не было закупки). География жалоб – вся страна.

Сейчас наученный горьким опытом пациент сразу начал жаловаться во все возможные инстанции. Тем более, что 15 октября истек срок исполнения отсроченного рецепта. 20  октября пришел ответ на электронную почту от столичного отделения Росздравнадзора. Точнее, копия письма в городской департамент здравоохранения: надзорная инстанция предлагала городским чиновникам «решить вопрос обеспечения» пациента лекарством и сообщить о результатах ему самому и в Росздравнадзор. 

Фото: Photographee.eu/Shutterstock.com

«МедНовости» также направили запрос в департамент, но на момент публикации ответа не получили. В аптечном пункте «МедНовостям» подтвердили, что «Гливека» у них не было «уже давным-давно». «Наш отечественный препарат «Иматиниб», который заменяет «Гливек», нам тоже не поставляют с августа месяца. По какой причине – не известно», – рассказали в аптеке. На вопрос, все ли нормально с обеспечением другими препаратами, последовал отрицательный ответ.

Почетное второе место

По словам консультанта «Движения против рака» Дениса Курова, жалобы на недоступность льготных противоопухолевых лекарств поступают в организацию со всей страны. Причем, Москва по числу таких жалоб занимает второе место (на первом Московская область). Что касается непосредственно препарата «Гливек», то он применяется не только при GIST, но также и при входящих в федеральную программу «7 нозологий» онкогематологических заболеваниях. И тут проблем практически нет. Чаще всего трудности с получением «Гливека» испытывают именно не являющиеся участниками этой программы «обычные» льготники.

Читайте еще:

Прогноз неутешительный: онкологи опасаются, что скоро не смогут лечить своих больных

В ближайшие годы российским онкологам придется работать практически в экстремальных условиях: сворачивание национальной онкологической программы и сокращение федеральных расходов на здравоохранение происходят в ситуации валютного кризиса и антироссийских санкций. Профессионалы строят неутешительные прогнозы: от массовых проблем с лекарственным обеспечением до отказа от применявшихся до сих пор современных, но дорогостоящих технологий лечения.

Как бы то ни было, не обеспечение онкобольных лекарственными препаратами – нарушение действующего законодательства о льготном лекарственном обеспечении граждан, и закон полностью на стороне пациента, говорит Куров. «Большая аптечная сеть не исполняет своих обязанностей по поставкам препаратов и должна за это отвечать, – считает он. – Если отсроченный рецепт не обеспечивается дольше 15 дней, пациент имеет право обращаться в суд за компенсацией стоимости лекарства, которое он купил сам, чтобы не прерывать лечение. А если не может купить – в прокуратуру. Состоялся ли аукцион, закуплено ли лекарства – об этом голова должна болеть не у пациента, а у чиновников, ответственных за льготное обеспечение, и у господ из аптечных сетей, которые получают деньги за обслуживание онкобольных».

В суде разберутся

К сожалению, прежде всего, «голова болит» все-таки у самих пациентов и их родственников. Им в «Движении против рака» рекомендуют сразу же по истечении 15 дней после постановки рецепта на отсроченное обслуживание начинать жаловаться – в Росздравнадзор, страховую компанию, территориальный фонд ОМС, департамент здравоохранения. 

15 дней дается аптечной сети, чтобы сделать заявку на препарат в ответственную за поставку льготных лекарств в регион фармацевтическую компанию и предоставить его пациенту. 10 дней отводится на доставку лекарства со склада фармкомпании в аптеку, и еще дополнительные 5 дней на закупку лекарства, если его не окажется в самой компании.

Если у пациента есть возможность купить лекарство за свой счет, то при этом надо обязательно взять кассовый и товарный чек, который можно будет потом приложить к заявлению в суд. Кроме того, для суда нужна копия самого рецепта с отметкой аптеки о том, что он занесен в специальный «Журнал отсроченного спроса», датой постановки рецепта на учет, номером аптеки и подписью ее сотрудника. При соблюдении этих условий суд возместит понесенные расходы.

Фото: sebra/Shutterstock.com

Ответчиком в суде может быть фармкомпания, местный Минздрав, поликлиника. До того как обращаться в суд, можно попытаться решить вопрос о компенсации средств, потраченных на приобретение льготного лекарства в досудебном порядке. Для этого необходимо написать претензию в адрес уполномоченной фармкомпании. Отказ в удовлетворении этой претензии будет являться основанием для обращения в суд с иском о взыскании убытков с ответственных за лекарственное обеспечение государственных органов. Например, фармкомпания может указать, что департамент здравоохранения не проводил плановые торги на закупку лекарств или лекарство не было указано в спецификации при госзакупках, поэтому его нет. Исходя из ответа на претензию, можно будет определить ответчика в суде.

На мировом уровне

Между тем, недоступность для большинства россиян современных препаратов и методов лечения отмечается уже и на мировом уровне. Согласно данным Королевского университета Швеции (проводившего глобальное исследование с целью узнать, как объем финансирования терапии влияет на уровень выживаемости онкологических пациентов), минимальная сумма финансирования в расчете на одного гражданина страны, которая позволяет онкологическому больному иметь адекватный доступ к современным методам лечения онкологических заболеваний, составляет 10 евро. В странах Европы этот показатель составляет от 9 до 35 евро, в России – всего 3,3 евро. По мнению специалистов, с учетом состояния инфраструктуры в России этот показатель должен составлять не менее 15 евро. Более того, низкий уровень доступа российских пациентов к инновационной терапии касается не только дорогостоящих лекарственных средств, но и стандартной фармакотерапии.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Комментарии